Я.Цуцуй. Кольцевые ветки



Говорят, молодость светла и прекрасна. Но у нее, как правило, пусто в кармане. Взять хотя бы меня: денег нет, а без денег не жизнь, а сплошной мрак. Так что с этим светлым эпитетом поспешили - очень уж он противоречит действительности.
Но порой и среди молодых попадаются денежные мешки. Беда, если один из таких станет твоим соперником в любви. А со мной так оно и получилось.
- Денег у меня, конечно, нет, - сказал я ей.- И положения в обществе - тоже. Но я тебя люблю, понимаешь? Потому прошу, не выходи замуж за этого типа. Ведь он же свинья! Ленивый боров! Сам бы ни за что не разбогател, а уж если наследство привалило, тут и дурак разбогатеет. Он бегемот! Кретин! Неужели ты выйдешь за него?! Да я с ума схожу только от одной мысли об этом!
- Умоляю, перестань! Уже поздно, поздно! - она продолжала плакать, пряча лицо на моей груди (между прочим, уже третий час подряд). - Нет, нет, не уговаривай меня! Самое ужасное, что ты прав - он свинья. И бегемот. И кретин. Но что мне делать? Я не могу выйти за тебя замуж, потому что ты не в состоянии содержать моих родителей, а он в состоянии...
- Ну подожди, потерпи немного! - заныл я. - Конечно, сейчас я ничто, так сказать, цыпленок от математики. Но скоро стану солидным математическим петушком, то есть доцентом. Да, да, я не вру, у меня есть свои соображения на этот счет. И тогда я смогу помогать твоим родителям. А потом, глядишь, и в профессора выбьюсь.
- Нет, ничего не выйдет! Слишком поздно ты спохватился.
Она заревела в голос. Ее прекрасные огромные глаза покраснели, опухли и стали совсем маленькими.
- О-о-о!.. - вне себя она заломила руки. - Если бы у меня было два тела!
- Что, что?.. Два тела?.. - я взял ее за плечи и заглянул в опухшие от слез глаза. - Два тела, говоришь... Гм... Да... А это мысль... Если... если бы ты удвоилась, все бы разрешилось как нельзя лучше. Да, да! Одна бы вышла замуж за меня, другая - за эту свинью...
Она испуганно отшатнулась.
- Что ты такое болтаешь?! Ты в своем уме?.. Милый, ну приди в себя, опомнись! Это же невозможно...
- Возможно или нет, это еще вопрос. Сначала надо попытаться, а потом уже говорить.
Она снова разрыдалась. Наверно, решила, что я окончательно спятил. Так и ушла в слезах.
А я тут же взялся за дело. Смахнул пыль с грязноватого стола в моей комнатушке, самой дешевой из комнат дешевого пансиона. Аккуратно расстелил миллиметровку.
Свадьба назначена через неделю. Я должен успеть. Должен решить за это время задачу. Забыв сон, еду и все прочее, я с головой погрузился в водоворот формул и диаграмм.
На шестой день решение было найдено. Я лихорадочно схватил телефонную трубку и попросил ее прийти немедленно.
Она сразу прибежала.
- В чем дело? Случилось что-нибудь?
- Посмотри! - я показал ей миллиметровку, испещренную формулами и диаграммами.
- Это еще что такое?! Ничего не понимаю!
- Одно из топологических уравнений, по которым я специализируюсь. Тут четыре координаты - функции X, Y, Z и t. Три из них - X, Y и Z- это измерения трехмерного пространства, четвертая - t - время. Интегрируем:
A=(af(X)g(Y)K(Z){h(t)}dt.
Исходное А - это ты. Путем перестановок получаем 2А. Понимаешь, в чем дело? 2А - это ты вдвойне. То есть ты удвоилась. Вас уже двое - ты и ты. Не знаю, подтвердится ли это на практике... Но если мои выводы правильны, ты получишь из иномерного пространства свою копию. На схеме мои формулы можно выразить цепочкой таких вот диаграмм.
Я показал ей диаграмму.
- Ой, по-моему, я это уже где-то видела?..
- Еще бы, конечно видела! Каждый день видишь! Ведь мои диаграммы как две капли воды похожи на схему движения электричек по железнодорожным веткам вокруг центра столицы. А теперь слушай внимательно. Если ты, согласно этой формуле, в строго определенное время будешь передвигаться по Нагорной и Центральной веткам, явится многомерный эффект, то есть ты удвоишься.
- Что-то не верится...
- А это уж твое дело, можешь не верить. Но попробовать ведь стоит?
- А что я для этого должна делать?
- Сейчас объясню. Сначала на Токийском вокзале ты садишься в электричку, идущую по Нагорной ветке в направлении Уэно, и на той же электричке, нигде ни разу не пересаживаясь, возвращаешься на Токийский вокзал. Возвращаешься, но из электрички не выходишь, а едешь дальше, до станции Кавда, где пересаживаешься в электричку Центральной ветки, и доезжаешь до станции Йойоги. Там снова пересаживаешься в электричку Нагорной ветки, но уже идущую со стороны Уэно и следуешь до станции Акибахара. Там пересаживаешься и возвращаешься на Токийский вокзал, но на этот раз через Отяно-мидзу, со стороны станции Канда.
- Ну и что?
- А то, что ты удвоишься! На Токийском вокзале ты выйдешь из двух электричек - из той, что прядет со стороны Отяно-мидзу, и из той, что придет со стороны Акибахара.
- Ну да?.. В самом деле?
- Конечно! Если только не перепутаешь время и станции пересадки. Ладно, хватит болтать. Пошли на Токийский вокзал, да побыстрее!
Я ждал ее на Токийском вокзале, на платформе Центральной ветки. Волновался ужасно. То и дело поглядывал на большие станционные часы и сверял их со своими. Вот-вот должка прибыть электричка из Отяно-мидзу. И вдруг мне в голову пришла жуткая мысль.
Если она удвоится, которую мне выбрать?.. Я отнюдь не страдаю самовлюбленностью, но в данной ситуации ясно одно - обе захотят выйти за меня замуж. Вот кошмар-то! Вот ужас!.. Такую задачу не решишь, это вам не интегральчики! Шутка ли - две женщины на одного мужчину! Да, найти решение невозможно. Разве что пусть ставят меня на кон - пусть сыграют в дзянкен и... Но какие уж тут игры! Мы, кажется, и так переиграли...
Пока я в смертельном страхе размышлял над этой проблемой, прибыла электричка со стороны Отяно-мидзу. Из среднего вагона вышла она и бросилась ко мне.
- Ну как, получилось?
- Пока неизвестно. Идем на другую платформу.
Мы перешли на платформу внешнего кольца. Там уже стояла электричка, только что прибывшая по Нагорной ветке из Акибахара. Навстречу нам сплошным потоком двигались пассажиры. Продравшись сквозь толпу, мы увидели ее - вторую. Она стояла посреди платформы и ждала.
И вот мы встретились. Две женщины - то есть вообще-то одна и та же женщина - смотрели друг на друга с нескрываемой враждебностью. А как же иначе? Они ведь теперь соперницы - обе влюблены в одного мужчину.
Кто из них кто? Которая основная, А? И которая А1?.. В это время на другую платформу, находившуюся через путь от нашей, прибыла еще одна электричка - тоже по Нагорной ветке, но с противоположной стороны. Когда электричка, извергнув потек пассажиров и вобрав в себя новый поток, отошла, я остолбенел и почувствовал, что меня вот-вот хватит удар.
На платформе стояла она - третья, А2 - и смотрела в нашу сторону.
А2, словно боясь потерять нас, кинулась к нашей платформе. Я не знал, куда деваться. Три женщины окружили меня и начали орать, как ненормальные.
- Что все это значит?!
- Почему нас трое? Одна, значит, лишняя?..
- Что ты наделал?! Теперь расхлебывай!
- Да погодите вы! - я окончательно растерялся. - Странно... В моих расчетах не могло быть ошибки. Послушайте, да послушайте же! Ты, нет, ты... Черт, не пойму, которая из вас основная!.. Ты все сделала так, как я сказал?
- Конечно!.. Впрочем... Я... я... перепутала электрички. На станции Йойоги села не на ту, что идет в Уэно, а на другую, в сторону Синагава. Но на станции Харадзюку я сошла и вернулась...
- Так я и знал! Теперь все ясно. Значит, ты - это ты, то есть та, которая по ошибке поехала в Харадзюку. А ты... ты та самая, что приехала из Акибахара через Отяно-мидзу... А ты... ты ехала из Акибахара прямо...
Некоторое время все мы стояли в полном молчании и недоуменно переглядывались. Потом женщины снова завели волынку.
- Ну, на которой же из нас ты теперь женишься? Отвечай!
- А кто должен выйти замуж за того типа?
- Уж во всяком случае, не я!
- Может быть, я? Нет, этот номер не пройдет!
- А третьей-то что делать? Одна из нас ведь лишняя...
- Ну почему ты молчишь? Придумай что-нибудь!
- И вообще объясни, что ты намерен делать?
Три женщины кричали, рыдали и пожирали друг друга полными ненависти глазами. Того и гляди начнут потасовку. Вокруг нас стали собираться зеваки.
- Математик несчастный! Ты из нас посмешище сделал! Я озирался по сторонам, как затравленный зверь. Но железная дорога меня спасла, хоть она же меня и погубила. К платформе подошла электричка, и я, сделав отчаянный бросок, юркнул в вагон.
Три женщины опешили, но, мгновенно сориентировавшись, бросились за мной вдогонку. Наверно, они решили, что я хочу скрыться, бесследно исчезнуть. На мое счастье, дверь захлопнулась у них перед носом. По ней забарабанили три пары кулаков.
- Куда ты?.. Бессовестный!.. Удрать надумал?..
Высунув голову в окно, я крикнул:
- Успокойтесь, мои дорогие невесты! Я не удираю. Хочу прокатиться по кольцевым веткам и вернуться... втроем!..
Я.Цуцуй. Кольцевые ветки